Учитель перед зеркалом

УЧИТЕЛЬ ПЕРЕД ЗЕРКАЛОМ

Сам ученик не знает о своих возможностях — это понятно; не знают родители — простительно. Но ведь и учитель не знает, даже не подозревает, что в его ученике есть все, а если ему сказать об этом — не поверит.

Это легко объяснимо. Что в глазах учителя является критерием оценки личности ученика? Знания, умения и навыки. И, разумеется, воспитанность. Воспитанный ребенок — значит

1) дисциплинированный (не мешает работать учителю, не мотает ему нервы, не заставляет думать — работа, которой учитель изобретательно избегает, иначе окружающие сразу поймут, что король-то голый);

2) прилежный (тратит максимум времени и сил на усвоение знаний, умений и навыков);

3) послушный (не имеющий собственного мнения, все принимающий на веру, точно выполняющий любое указание учителя, — то есть принявший школьный хомут не как неизбежное зло, а как благо, как необходимый и полезный тренинг перед тем, жестоким хомутом, в котором придется тащить свою повозку всю последующую жизнь).

Как работает сегодняшний учитель? По какому принципу?

Мы распространили анкету. Не поленились — разослали почти тысячу штук. Вопросов было немного — на одну страничку; были среди них и забавные, и ни одного очевидно трудного — чтоб не вызвать немедленной реакции отторжения. Но все это была маскировка, нас же интересовал только один вопрос: по какому принципу они работают. Спасибо — ответили почти все. Как сейчас сами убедитесь, классифицировать ответы оказалось несложно.

Принцип первый: гранильщик.

Каждый ученик — алмаз. Но это ничем не видный камень, вроде кварцевой гальки. Учитель-гранильщик находит для камня единственную форму, обтачивает его, чтобы камень заиграл, заискрился, залучился, чтобы в нем проявилась глубина, чтоб каждый сразу мог понять, что перед ним драгоценный бриллиант.

Принцип второй: скульптор.

Вы правильно догадались — он родной брат гранильщика. Скульптор берет каменную глыбу — и скалывает все лишнее. Правда, у скульптора больше свободы, поэтому результат зависит не только от его мастерства, но и от склонностей, и от воображения. Из одной и той же глыбы один вытешет расправляющего крылья орла, другой — мадонну с младенцем, третий — фаллос, четвертый — надгробную плиту, пятый — просто куб, да так и озаглавит — «куб», чтобы у зрителей не было никаких сомнений относительно его мировидения и отношения и ним.

Принцип третий: ваятель.

Ученик — это глина, пластилин, воск. Значит, дети всегда таковы, какими были последние руки, которые с ними работали. У ваятеля еще больше свободы, чем у скульптора (он может бесконечно перебирать варианты, размеры, форму, фактуры), а детище — это воистину слепок с его души. Мало того, на материале остаются дактилоскопические отпечатки мастера — подтверждение его авторства, подтверждение единственности произведения; знак, что изваяние — как бы продолжение самого творца. Хочешь увидеть себя — гляди на своих учеников.

Принцип четвертый: садовник.

Для этого учителя каждый ученик — дичок. С мощной корневой системой, морозоустойчивый, не подверженный болезням, полный жизненных сил. Плодов дает много, но — мелких и кислых. Поэтому задача — постепенно перепривить все плодоносящие ветви, прищепив замечательные сортовые привои, остальные же ветви вырезать. И с первого же дня не забывать вовремя поливать и подкармливать, белить ствол, опрыскивать хлорофосом, формировать крону, — чтобы в конце концов получить желанные плоды. Именно те, что были задуманы.

Принцип пятый: сеятель.

Ученик — поле. И вот все школьные годы сеятели-учителя день за днем выходят на это поле и засевают его — старательно, добросовестно, терпеливо. Засевают тем, что засыпает им в лукошки школьная программа. А ведь там не только сортовые зерна, но и плевелы, и мусор, и камни. Душа болит у сеятеля, когда он видит, что порою летит в почву из-под его руки, иногда и руки ранятся в кровь, если в горсть захватывается стекло. Что поделаешь! — у каждого своя роль и своя судьба. Судьба сеятеля — каждое утро выходить в поле и сеять, сеять, сеять, а что взойдет, какой урожай получится — откуда ему знать?

Принцип шестой: наполнитель.

Ученик — сосуд. Он попадает в школу почти пустой, с крохотным кристалликом души на дне. И вот задача учителя — наполнить этот сосуд раствором знаний, чтоб кристаллик стал расти, чтоб этот процесс был необратим, чтоб у него (идеал!) образовалась инерция роста — на всю жизнь. Значит, надо знать формулу души, чтобы раствор стал для нее животворной средой, и раствор создавать щедро, перенасыщенным, иначе кристалл не сможет расти.

Принцип седьмой: факельщик.

Ученик — факел, учитель — хранитель огня. Учитель зажигает ученика жаждой знаний; тот начинает гореть — и для него из тьмы выступает некоторая территория. А если запылает ярко — то и территорию осветит большую, и лучше сможет разглядеть на ней любую деталь. Какие ассоциации! — один — Прометей, другой — Данко: «Что сделаю я для людей!..» Прекрасная роль, да и с нашей концепцией вроде бы нет противоречия: оба отдают, отдают, отдают — и получают от этого удовольствие. А как же! — чем больше отдаешь, тем больше остается…

Все так.

Но вы уловили лукавство в нашей похвале — и уже смекаете: хорошо-то хорошо, да, видать, не совсем, раз эти умельцы что-то явно недоговаривают, чего-то ждут от меня, хотят, чтоб я сам сделал следующий шаг…

Правильно — хотим.

Остановитесь и подумайте, в чем методологическая ошибка у этих, таких знакомых вам учителей.

ОН ЗАНЯТ ТОЛЬКО СОБОЙ

1. Во всех семи случаях учитель и ученик — два отдельных предмета, два космоса, две сущности. И как бы глубоко ни зашел учебно- воспитательный процесс они так и остаются отделенными, неслиянными, различными.

2. Во всех семи случаях учебно-воспитательный процесс происходит при контакте, соприкосновении этих сущностей. Подразумевается, что учитель — более совершенная, значит — и более твердая сущность; поэтому при контакте его роль активна: он скалывает лишнее, снимает стружку, обтачивает, полирует — «выявляет сущность» ученика.

Но здесь возникает сомнение: а можно ли достичь положительных результатов отрицательным воздействием? Посудите сами: в первых шести случаях учебно-воспитательный процесс идет явно на фоне отрицательных эмоций. Какими бы красивыми образами (ваятель, садовник и пр.) мы ни прикрывались, принцип везде один: насилие, насилие, насилие. Только в седьмом случае насилия нет, значит, и эмоции положительны. Не правда ли, напрашивается вывод: вот она, истина, вот он — единственно правильный педагогический метод?..

Не спешите с выводами, потерпите еще чуток.

3. В первых шести случаях мы имеем дело с вкусовой работой. Учитель учит тому, что знает сам. Воспитывает по своему образу и подобию. Внушает свой идеал жизни.

Как бы ни был искусен гранильщик, он все-таки работает по шаблону, а форма бриллианта всецело зависит от его прихоти.

Со скульптором и ваятелем тоже ясно. Для них материал — только средство самовыражения. Они думают о материале с единственной целью — чтобы лучше воспользоваться им. Для них материал — средство, чтоб воплотить, выразить, выплеснуть свое мировоззрение, мысль, даже настроение. Утром жена попортила нервы — и на портрете вместо улыбки появилась желчная, жесткая складка.

И садовник — чем не самодур? Захочет — вырастит из нормальной яблони карликовое дерево, захочет — с плоской кроной, захочет — привьет кандиль-китайку и белый налив, а если ему больше нравится антоновка и Джонатан — привьет их. При чем здесь само дерево, его сущность, единственность, неповторимость?..

И сеятель далеко от него не ушел. «Сеет разумное, доброе, вечное», но мы почему-то забываем, что критерий этих замечательных вещей — он сам. Представляете, в какие формы отольется и разумное, и доброе, и вечное, если наш сеятель — вполне неплохой человек! — находится на уровне эмоций? А ведь таких — огромное большинство…

Наполнитель… Разве он думает о том, чтобы подбирать раствор, в точности соответствующий формуле души ученика? Он сливает реактивы по своему вкусу, по своему желанию. Захочет — в растворе будет доминировать кальций, захочет — натрий, захочет — окрасит его железом, раздумает — добавит меди или кадмия. Для него кристаллик души ученика — только повод, порождающее начало интересного ему процесса. С тем же успехом он мог бы бросить в свой раствор другой кристаллик или обычный камушек; еще проще — вспомните опыт из учебника химии — сунуть в перенасыщенный раствор ветку. Во всех случаях результат был бы один и тот же.

Наконец — факельщик… Подождите еще немного, время ответа еще не пришло.

4. Как известно, на сегодняшний день педагогика располагает 276 методами. Причем все они пользуются двумя основополагающими принципами: вбивание знаний (обучение) и выбивание дури (воспитание). Процесс движения информации происходит в одну сторону — от учителя к ученику. За счет воспринимаемой информации территория ученика должна увеличиваться; значит, и происходить это должно на фоне положительных эмоций. Простейший (идеальный) случай: учитель лепит и печет лепешки (получая от этих действий положительные эмоции), ученик их поглощает (ему тоже хорошо). Назовем это передачей знаний.

Ситуация осложнилась: ученик сыт. Или лепешки невкусные. Важно одно — он не хочет есть. Но ведь ученик не имеет права остановиться. Как ему быть? Методиками и это предусмотрено. Он выбирает один из так называемых активных методов обучения и начинает накачивать информацию в ученика — как через трубу — под давлением. Назовем это нагнетанием знаний.

Как реагирует ученик, которого лишают свободы, насилуют и вгоняют в состояние хронического утомления? Он сопротивляется. Потом, спасаясь, начинает противодействовать. О процессе обучения нет уже и речи. Теперь важно одно: кто — кого. Кто кого сломит. Подключаются родители, педсовет, общественность. Задача ставится просто: из свободного человека сделать раба. Разумеется, победа всегда отдается учителю. Ученик либо ломается (часто на всю жизнь!), либо идет на компромисс с совестью (и за что ему придется всю жизнь платить), либо переходит в другую школу. Назовем это разрушением знанием.

Почему все это не только возможно, но и происходит каждый день?

Потому что порочна система. Раз у педагогики 276 методов, значит, среди них нет истинного. Когда появится один, истинный, остальные отпадут за ненадобностью.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *