Самый типичный ИПС

Самый типичный ИПС

Ипс — это новый термин, который мы вводим в обращение. Он расшифровывается просто — испытание психометрических способностей. Почему не тест? Это мы объясним позднее. А пока поверьте на слово, что между ипсом и тестом существует принципиальное различие. Тест — это реакция; реакция человека на предлагаемую ситуацию. Ипс — акция; активное действие по решению задачи.

ПЕРВЫЙ ИПС — «СЕМИМЕТРОВЫЙ».

Как и все ипсы, он универсален. Его результат проявит некий уровень ЭПК. Но не будем спешить делать выводы! Ведь наши состояния текучи. Если вы утомлены, недомогаете после болезни, пережили неприятность или чрезмерно возбуждены (например, после чтения нашей книги), если у вас сегодня неблагоприятное сочетание биоритмов, а тем более пост фармакологическое или пост алкогольное состояние — показания ипса будут искажены. Вернее, будет искажена оценка меры вашего таланта. Значит, вначале надо определить степень вашей готовности к испытаниям. И нагляднее всего сделать это можно на «семиметровом». Технология его такова.

Отмеряется семь метров; начало и конец отчеркиваются ясными линиями. Это эталон пространства, которое предстоит запомнить мышечно. Запоминание происходит при ходьбе. Первый раз — с открытыми глазами проходите эти семь метров, остальные десять — уже испытывая себя — с закрытыми.

«Я МИЛОГО УЗНАЛА ПО ПОХОДКЕ»

Если она в этом действительно разбиралась, ей можно поверить: ведь походка каждого из нас так же самобытна и неповторима, как дактилоскопические линии на коже. Но в дактилоскопии понимают единицы, в походках — каждый из нас специалист. Кроме шуток! Мать узнает ходьбу своих детей — и по звуку, и зрительно; дети различают походку родителей; юноша среди многолюдной улицы издали схватит летящий шаг любимой. По походке мы узнаем друзей, начальство и еще многих имеющих к нам отношение людей, не отдавая себе отчета, что первое узнавание произошло именно по походке. Не знаем мы об этом по простой причине: никто из нас об этом не задумывался. Узнаем — и ладно. Ученые все же задумались, проанализировали материал, в самом грубом приближении обнаружили более 120 видов походок — и на этом угомонились. Точнее говоря — отступились, потому что неожиданно за походкой стал открываться весь человек, причем в непривычном ракурсе. Влезать в эту «черную дыру» храбрецов не нашлось, так она и темнеет заброшенно, ожидая своих колумбов, которые, быть может, сейчас среди вас, наши терпеливые читатели.

Почему же самый первый наш ипс — очевидно, самый важный, — состоит из обыкновенной ходьбы?

Походка — это непосредственное выражение характера. Но ходьба — и самый совершенный навык человека. Ходьба — самый тренированный процесс. С того самого дня, когда ребенок сделал самостоятельно первый шаг, он каждый день упражняется в этом действии. И если он не научился правильно ходить, всю жизнь он расплачивается за это.

Перефразируя известный афоризм, можно сказать: походка — это сам человек.

«МИЛЛЕРОВСКИЙ КОШЕЛЕК»

Тех, кто не имеет дома 7-метроввго коридора и потому полагает, что для его ипса 5 метров за глаза хватит, просим с доверием отнестись к следующему разъяснению. 7 метров — число не произвольное. Оно принято нами, исходя из возможностей оперативной памяти. А она, как известно, может удерживать одновременно 7 + — 2 единиц информации (предметов, мыслей и, наконец, шагов — как в нашем случае). Это нашел американский психолог Миллер. Он преподнес это примерно так: оперативная память каждого из нас — нечто вроде кошелька, в который одновременно может вместиться строго определенное число монет. Например, если ваша оперативная память может удерживать не более пяти единиц информации (что совсем неплохо, но и не блестяще), то наличие шестой единицы сбивает нас со счета. Если вам нужно запомнить шесть слов, то в идеальном для вас случае вы можете управиться с пятью.

Следовательно, максимальная вместимость «миллеровского кошелька» 7 + 2 = 9 единиц.

Чтобы пройти семь метров, удерживая образ этого расстояния в памяти, человек должен сделать 8 — 9 шагов, каждый из которых может быть принят за единицу информации. То есть мы ставим испытуемых на грань возможностей их памяти — в ситуацию края.

Если ваша память сейчас не способна к удержанию максимального числа единиц — не огорчайтесь. Во-первых, она тренируема, и «семиметровый» ипс — вполне достаточное упражнение для этого. Систематическое пользование «семиметровым» расширит диапазон вашей памяти; вскоре вы это обнаружите на других видах деятельности. Во-вторых, на выручку памяти придет мысль. Если сегодняшний максимум вашей памяти — пять единиц, мысль так сгруппирует информацию (9 шагов), что число новообразованных единиц будет лежать в пределах наших возможностей.

Не имеет значения, сколько вам лет; не имеет значения, чем вы до сих пор занимались. Талант не боится возраста, и самые тяжелые удары судьбы не могут его поломать.

«Семиметровым» испытали себя под нашим наблюдением свыше 1500 человек в возрасте от 6 до 70 лет. Мы опишем обычную сцену в типичной школе, куда нас пригласили для консультации по профориентации учеников.

Мы отмерили в школьном коридоре 7 метров и отметили их меловой линией. Несколько мальчишек, отпихивая друг друга, порывались первыми испытать себя, но мы начали не с них. Мы пригласили мальчика, который стоял в стороне и внимательно наблюдал за происходящим. Внешне он был ничем не примечателен, но чем-то сразу привлек наше внимание, и мы решили проверить свое первое впечатление.

Мы попросили его пройти эти 7 метров. Старт — носки на первой линии, финиш — носки на второй. Задание: мышечно запомнить это расстояние. Значит, при ходьбе он должен был запоминать ощущения движений каждого шага. В сумме эти ощущения должны были создать кинетическую мелодию его ходьбы.

Мальчик пошел своим обычным шагом, свободно и непринужденно, последний шаг был неполным; он сделал полшага и остановился, касаясь линии носками.

Мы предложили ему сделать то же самое с закрытыми глазами.

Теперь он шел несколько медленнее: ведь он прислушивался к себе, к кинетической мелодии той ходьбы, которая его вела. Перед последним шагом он почти остановился, нога медленно — медленно, словно щупая пространство, продвинулась к линии… но не дошла. Мальчик сам измерил и сказал:

— Минус 12 сантиметров.

Это был хороший результат.

Мы попросили его пройти с закрытыми глазами еще раз.

Вторая попытка удалась мальчику больше. Это и не удивительно: зная ошибку, он разбросал ее, чуть-чуть добавив каждому шагу, а уточненная программа (образ движения) дала улучшенный результат.

— Минус 7 сантиметров, — сказал он.

Напрашивается вопрос: почему он разбросал ошибку на все шаги, а не прибавил только на последнем, неполном, что кажется значительно более простым? Оказывается, это принципиально разные способы решении задач. Мальчик был достаточно талантлив (мы поняли это сразу после второго прохода, когда он выбрал именно этот способ решения задачи), чтоб охватить все действие целиком. Все шаги были для него равнозначны: что первый, что пятый, что последний. Ведь не случайно же он даже не спросил нас, нужно ли их считать. Он исполнял процесс и вносил поправки в процесс. Если же вы рассчитываете исправить ошибку последним шагом, 1) вы действуете по принципу «была не была», 2) все предыдущие шаги совершаются без мысли, механически, 3) возникает напряжение в ожидании последнего шага и в точном донесении до него образа коррекции, что исказит все предшествующие шаги и накопленная ошибка перекроет самую правильную коррекцию.

Мальчика результат удивил: он надеялся на лучшее. Он считал, что должен попасть точно.

— Молодчина, — похвалили мы. Еще бы, так аккуратно вести коррекцию дано не каждому.

В третьей попытке ошибка была минус 4 сантиметра.

— Можно, я еще раз попробую? — сказал мальчик. — Я чувствую, что теперь попаду точно.

— Посмотрим.

Чтобы оправдать наши надежды, он должен был произвести еще одно действие — действие в уме.

В четвертой попытке, сделав последний шаг, он не сразу открыл глаза. Он постоял, как бы вслушиваясь в себя. Потом повернулся к нам и сказал:

— Нет… — Он взглянул под ноги: носки ботинок зашли за черту 4 сантиметра. — Но теперь я знаю, что попаду точно.

Сперва минус 4, теперь плюс 4. Вилка. Ай да молодец! Именно ее мы и ждали.

Дело в том, что недобранные в третьей попытке 4 сантиметра — это ничтожно малая величина для различения ее мыслящим телом на расстоянии 7 метров. Ощутить ее почти невозможно. И вот, чтобы получить дополнительную информацию, мальчик интуитивно пошел на увеличение ошибки. Информация не пришла со стороны, он сам ее создал. Вот откуда у него возникло чувство знания.

Теперь ему оставалось взять среднее между двух ошибок.

Разумеется, в пятой попытке он попал.

Чтоб вы не думали, что мы были ослеплены успехами мальчика, отметим, что использование «вилки» — далеко не самый высокий уровень критичности. Например, «пресс», когда идет одностороннее уменьшение уровня ошибки — сантиметры и миллиметры как бы вдавливаются в результат; кстати, мальчик именно с «пресса» и начинал, — это более тонкая работа. Ну, а уж когда идут одни нули — это оптимум.

Поскольку семиметровый ипс требует десятикратного повторения, мальчик ходил еще пять раз; ошибки не превышали 1 — 2 сантиметра.

Для удобства график сложен пополам, так что положительные и отрицательные величины ошибок откладываются на одну сторону.

Откуда взялась граница ошибок + — 15 см и что она означает?

Когда была произведена математическая обработка данных (повторяем, мы пользуемся результатами свыше 1500 опытов), стало ясно, что люди с развитой критичностью действий ошибаются в пределах + — 15 см. Это норма.

КОГО ВЫ ХОТИТЕ ОБМАНУТЬ?

Предостережение 1: проходить 7 метров с открытыми глазами мы рекомендуем один раз. Этого достаточно, чтобы кинетическая мелодия ходьбы сохранилась надолго. Если вы надумаете повторить испытание на завтра — мелодия будет цела; через неделю — тоже. По имеющимся у нас данным, она сохраняется практически неизменной до 60 дней, что свидетельствует: работает и долговременная память. Дальше следить за процессом не было смысла.

Тех, кто неуверен в себе и захочет пройти с открытыми глазами три — пять — десять раз, честно предостерегаем: «семиметровый» ипс не тренируем.

Предостережение 2: не считайте шаги.

Считая шаги, вы усложняете свою задачу. Вместо одного процесса — запоминания кинетической мелодии движения — вы ведете два. Это цирковой трюк, осуществить который невероятно трудно. Ведь происходит противоборство сознания и мыслящего тела. При этом часть информации стирается. И тут уж ошибки неизбежны.

Память человеческого тела — более чем надежна. Если вы решите проверить ее «семиметровым» ипсом, идя спиной или боком, или приставными шагами, или начав движение с другой ноги, — результат будет ближе к истине, чем при счете шагов.

ПОРА В ПРОФОТПУСК

Семь метров размечены, пройдены с открытыми глазами, потом с закрытыми. Вы открываете глаза… Где же линия? Оказывается, она в полутора метрах позади вас.

Бывает…

Не отчаивайтесь: пока вы не сдались — у вас все впереди. А здесь и вовсе просто: впереди еще 9 попыток.

Внесли поправку? Вперед.

Если в этот день вы так и не достигли положительного результата (случайные попадания в зону 15 сантиметров не в счет; оптимум — десять из десяти; и, пожалуйста, не торгуйтесь ни с нами, ни с собою), предварительный диагноз: вы устали. Хорошенько отдохните, выспитесь — и назавтра в самом лучшем состоянии (время выбирайте сами; «жаворонкам» лучше делать это с утра, «совам» — ближе к вечеру; постарайтесь точно подловить благоприятный момент — ведь от этого зависит наш успех) повторите ипс. Надеемся, вы не забыли, что с открытыми глазами проходить уже не обязательно.

Если вы и теперь не попали в норму, значит, у вас не усталость, а утомление. Это тоже не окончательный диагноз, но он уже ближе к истине.

Усталость — это естественное кратковременное состояние, вызванное только что проделанной работой. Независимо от количества выполненной работы, усталость приятна, она вызывает положительные эмоции, подъем духа. Усталость — обязательное условие существования и развития организма. Самый грамотный труд — труд в границах усталости.

Утомление — это долговременное состояние, вызванное чрезмерной (физической или умственной) работой, в результате которой в мыслящем теле намечаются процессы разрушений. В первую очередь от этого страдает оперативная память — «миллеровский кошелек» сжимается. Утомление может в любой момент перейти в переутомление, при котором мыслящее тело балансирует на грани нормы и патологии. Малейший толчок — и начинается лавинообразное поражение органов и систем. Это уже болезнь.

Увы, утомление не имеет лица. Можно годами существовать под его гнетом — и не знать об этом. Но сколько дел не сделано! — только потому, что дефицит энергии не дал возможности развернуть крылья нашей отваге. Сколько вы начинали! — и ничего не завершили; сколько раз вы наступали на свое «я»! Сколько раз поступились своей гордостью! Сколько недолюбили…

Итак, если выяснилось, что вы не просто устали, а утомлены, вам следует пересмотреть свой образ жизни. Установить нормальный режим, не нервничать по пустякам, вдоволь высыпаться, правильно питаться; наконец, отважиться на физическую зарядку (а еще лучше — на спорт), но не формально, какое-то количество минут размахивая руками и ногами, а осознанно, понимая, что эти упражнения должны зарядить вас энергией, накопить ее для полноценной жизни.

Через неделю вы повторяете ипс. Если имеется положительный сдвиг, но вы еще не пришли к норме — продолжайте наступать на утомление. Чем разумней будет ваш образ жизни, тем быстрее придет успех.

Если улучшений нет — призовите на помощь мужество и терпение, быть может, вы слишком утомлены или даже переутомлены, так что недельного срока слишком мало не только для прихода к норме, но даже для принципиального сдвига. Повторите ипс еще через неделю, может быть, даже через две. Мы знаем случай — правда, в нашей практике он был один, — когда человеку понадобилось для этого почти полгода. Но к тому времени, когда это случилось, ему уже не требовалось испытывать себя ипсами, потому что теперь это был совсем иной — творческий, уверенный в себе человек.

«СТИРАЛЬНАЯ ДОСКА»

Выполняя «семиметровый» ипс, не ленитесь записывать показания. Они пригодятся и тем, кто укладывается в норму, и тем, кто к этому только еще стремится. Построив график, первые увидят, как далеко им до оптимума (10 нулей подряд), вторые же по типу графика определят качество своего состояния.

Так называемая «стиральная доска» — переутомление.

Обратите внимание: разброс в показаниях совсем небольшой. Это говорит о том, что мыслящее тело не способно к вариативности. Отмерив однажды определенный результат, оно штампует его раз за разом, вертится по одному кругу, как заезженная пластинка. Игла засела в борозде и вырваться из нее сама не в силах. Только толчок извне может изменить мелодию. Так и переутомленный человек не в силах изменить свой однажды сложившийся стереотип. Он раздвоен, Он все понимает, он знает, что ему делать, но сигналы его сознания столь слабы, что не доходят до мыслящего тела. И наоборот: мыслящее тело посылает свои сигналы — но они не могут вызвать ответа, потому что тонут в хаосе переутомленного мозга.

Частный случай — «стиральная доска» оказалась в пределах допустимого. Такой вариант не исключен: мыслящее тело случайно попало в норму. И штампует ее — и сегодня, и завтра, и через десять дней. А мы и рады: я в норме — и слава богу!..

Чтобы не обольщаться — запомните: истинный процесс, в пределах нормы имеет только три лица: «вилка», «пресс» и «нуль».

РЕЗЮМЕ

Итак, вы в норме. В пределам допустимого. Что это означает?

Первое: вы безусловно талантливы.

Второе: по форме графика вы можете приблизительно судить о своих сегодняшних возможностях.

Третье: теперь достаточно найти достойную задачу — точку приложения сил, — и ваш талант раскроется и будет совершенствоваться.

Ваша готовность достаточна, чтобы найти себя, постоять за себя и себя выразить. Но для этого, чтобы меньше блуждать в потемках и скорее выйти на свет — привязаться к своей задаче, — испытайте свои энергопотенциал, психомоторику и критичность. Они позволят увидеть себя, как в трюмо, — со всех сторон.

Вперед. И не сомневайтесь!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *