Вперед к Спинозе!

В давние времена с психомоторикой не было проблем. Человек был целостным; все в нем было мудро увязано; дополняло друг друга и поддерживало; конец одного был началом другого. Но пришла мода копаться в секретах природы. Ньютон рассек мироздание, Гарвей рассек тело мертвого человека, Декарт — живого: отделил душу от плоти. И психомоторики не стало. Что же получилось?

1) бестелесная душа,

2) бездушное тело: что душа прикажет, то тело и делает.

Две самостоятельных субстанции.

Это приняли все — кроме Спинозы. В отличие от Декарта, который был увлечен анализом, Спиноза имел холодную голову и во всем искал знаки целостности. Анализ без синтеза он не принимал. Тело без души — это мертвец.

Живой же человек — не просто одухотворенная плоть; он — вершина природы, ее инструмент, которым она себя осознает и преобразует. Значит, мышление как свойство души и движение как свойство тела — это не две разные субстанции (по Декарту), а два модуса (по Спинозе) мыслящего тела человека. То есть, в любом живом движении мышление и движение слиты воедино.

Потом Сеченов назовет это психомоторикой.

И выскажет гипотезу, что в движениях детей коренятся все элементы мысли; анализ, синтез, обобщение, индукция, суждение и прочее. Для вас это уже знакомая идея, а ведь до Сеченова никому не приходило в голову, что нет бездумных движений, что перемещение в пространстве — это овладение им, что перемещение во времени — это овладение временем, — и все эти физические действия сопровождаются, переплетаются, упреждаются, подтверждаются элементами мысли.

Все, все! — жизнь, здоровье, талант, судьба — все начинается с движения.

Значит, пеленанием мы убиваем себя.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *